Александр Коновалов

Сайт писателя Александра Коновалова

Сказка

О царях-государях и тупом народе

«Сказка – ложь, да в ней намёк,
Добрым молодцам урок»

Жили были царь с царицей,
Ели кашу с молоком;
Управляли град-столицей
И народом-дураком.

Ну, не все, конечно были
Сплошь и рядом дураки,
У царя всегда служили
Недурные мужики.

Обнесли страну забором,
Частоколом из ракет,
Объявили людям хором:
«За границу ходу нет!»

Что вам делать за кордоном,
Неотесанным, тупым,
Неприученным к «пардонам»,
К их манерам непростым.

Ну, уж если захотите,
Под присмотром стукачей
Группой дружно посетите
Магазин там, иль музей.

А контактам с местным людом –
Нет, а то какой секрет
С перепоя, ненароком
Сдуру выпалят в обед.

Так и жил простой народ.
На земле трудился.
Домом стал родной завод.
Рай сулёный снился.

На работу все ходили.
Всем хватало дела.
Что-то ели, много пили,
И с того балдели.

Ну, а царь, как он живет?
Издает указы,
Чтоб держать в узде народ
Всей державы сразу.

Говорят со всех сторон
Подхалимы-трутни,
Что любим в народе он
В праздники и будни.

Но не верится ему
Пустым кривотолкам.
Неугодных в Колыму
Несогласных – к туркам.

Он лелеял аппарат
Слежек и репрессий,
А теперь и сам не рад
В моменты депрессий.

Да, и как тут не бояться
Серого барона?
Может он с цепи сорваться,
Царя скинуть с трона.

Так и жил тупой народ,
Всех и вся боялся,
А террор и мир с войной
Дальше продолжался.

Тут сосед просил помочь
Малым контингентом.
Показать державы мощь
Западным агентам.

Царь собрался на совет,
Вызвал генералов
И сказал: «Вопросов нет!
Усмирить душманов».

Есть приказ. Пошла машина,
Закрутился маховик.
Для народа грусть, кручина,
Слезы, вопли, бабий крик.

Ну, когда же, люди милы,
Мы не будем воевать
И любить, и жить вполсилы,
И вполсилы обнимать.

Сыновей своих родимых
На чужбину отправлять,
Чтоб в горах непроходимых
Безызвестно пропадать.

Им внушали: «Что за месяц,
В худшем случае – за два,
Утвердите власть на месте
И, с победой, по домам».

Но так быстро только сказку
Можно разве рассказать,
А не сложный узел-связку
Грубой силой развязать.

Так мирили, усмиряли
Много лет чужих вождей,
А теряли и губили
Молодых своих парней.

…Время шло. Старел правитель,
Глохнуть стал и забывать.
Ангел сам его хранитель
Стал о вечном вспоминать.

Он теперь в дела державы
Перестал совсем вникать,
На охоту для забавы
Пристрастился выезжать.

Но пристрастья и утехи
Стали батюшке не всласть.
Тут уж братцы не до смеха,
Скрыть бы старости печать.

Дан указ мужам ученым:
Икс-лекарство сотворить,
Чтоб правителям разумным
В вечной молодости жить.

«Нет, – послышался глас свыше,
Что дано, тому и быть,
Сколь отмерено Всевышним,
Невозможно изменить».

Срок пришел. Предстал правитель
В суд небесный на допрос.
Наш всевышний покровитель
Учинил ему разнос.

А тем временем в палатах,
Где пустым остался трон,
Другу бывшего сатрапа
Повелели: «Будь царём!»

Чтобы в царстве-государстве
Люди меньше стали пить,
Новый царь своею властью
Зло решил искоренить.

Он в сердцах сказал партийцам:
«Пусть пожертвую собой,
Тунеядцам и пропойцам
Объявляю нынче бой!»

И наверное бы в царстве,
Был порядок наведен,
Если б в этом государстве
Чуть подольше правил он.

Но как будто в лоб целуя,
(Непредвзято говорю),
Дамой пущенная пуля
Оборвала жизнь царю.

Снова траур, грусть кручина;
Пьет народ за упокой.
Самодержеца кончина
В шок повергла люд честной.

Ведь не может в океане
В шторм корабль беспечно плыть –
Без руля, без капитана,
Можно судно потопить.

Срочно созвали старейшин,
Пока траур, – под шумок –
И без трудностей малейших
Занял трон их же дружок.

Но не может люд понять,
Как рулить державой
Будет немощный, опять,
Старый пень трухлявый.

Так и вышло. Через год
Сыграл старый в ящик,
И завыл чесной народ:
«Хватит нас дурачить!»

Испугались стариканы,
Пошушукались слегка,
На престол толкнули Ваню,
Молодого чудака.

Тут же гласно объявили:
«Молодой, так молодой!»
Самодержцем утвердили
Парня с лысой головой.

Ну, вздохнул народ наивный:
«Вот теперь уж заживем!
Утолим свой нрав игривый.
Выпьем, спляшем и споем»

Но опять осечка вышла.
Люд, что ждал, не получил.
Вспомнил «мать свою и дышло»,
С горькой горести запил.

Тут уж братцы не до шуток.
Надо что-то предпринять.
Царь поник и двое суток
Есть не мог и крепко спать.

Наконец пришло решенье,
Чтоб народ от дум отвлечь,
Родилось постановленье:
«Строй и нацию сберечь!»

Курс намеченный исправить,
«Ляпы» прежние признать,
Перестройки план наметить,
С ускореньем жить начать.

А чтоб мог народ поверить,
Должен гласность объявить,
Все архивы рассекретить
И без тайн спокойно жить.

Коль пришла прозренья вспышка,
Перестройке путь открыт:
Пьянству – бой, безделью – крышка,
Трезвым будет пусть наш быт.

Если с пьянством не завяжем,
Не поймем, что тут конец,
Все досрочно в землю ляжем;
Царство тоже не жилец.

Чтобы ЗОЖ был без сомненья
Принят в царстве, как закон:
Исключить из потребленья
Водку, пиво и вино.

Присмирел народ. А как же
Жить-то будем без неё?
Без веселья ведь негоже,
Жизнь без рюмки – не житьё!

А тем временем бояре
Стали рьяно все крушить
Спиртзаводам приказали
Без спиртного «долго жить».

Отлучили люд от водки,
Как ребенка от груди,
Но ведь для лужёной глотки
Нет препятствий на пути.

Стали пить без меры бражку,
Самогонку и вино,
Лишь бы сердцу на поблажку
Было б с градусом оно.

Это зло, соблазн, заразу,
Что б навек искоренить,
Царь решил своим указом
Виноградники срубить.

Вот теперь народ покорный
Стал без пьянок славно жить,
Только не чем за работу
Людям жалованье платить.

Снова вышла неувязка
Поступлений нет в казну,
А обещанную сказку
Сочинять опять Ему.

Только к трезвости угрюмой
Люди стали привыкать,
Как взорвался атом мирный,
Враг – страшнее не сыскать.

Об угрозе техногенной
Мир узнал. И в тот же час
Рати доблестной пожарной:
«Укротить!» – был дан приказ.

На борьбу с огнем и смертью
Юной жизнью, смерть поправ
Парни с совестью и честью
Мир спасли, свою отдав.

После, атомные бури
Долго будут люд косить,
Ну, а царские холуи
Станут сказки говорить.

Будто атом – это сила,
Благотворное тепло,
Людям благо приносило, –
Нас к достатку привело.

Потихоньку все затихло
Успокоился народ,
Только атомное лихо
Спать спокойно не дает.

Самодержец опечален,
Что ни день, то тут, то там,
Катастрофы, неполадки, –
Все кругом трещит по швам.

Что-то в планах не сложилось,
Перестройка не пошла,
Гласность в лихо обернулась,
Смуту в общество внесла.

Посоветоваться не с кем, –
Нет в отечестве своем
Мудрецов со словом веским:
Как идти, каким путем?

Ситуацией в державе
Прямо скажем – непростой
В миг воспользовались в штабе
Тайной службы «икс»-чужой.

Разработали сценарий
Расписали персонаж
Стал героем в этой драме
Царский прихвостень-алкаш.

Получив благословенье,
В банке счет и план-пакет
Для его осуществленья –
Двум дружкам послал «привет».

Те, откликнувшись, с испугу,
Чтоб на плаху не попасть
Подписали акт-бумагу:
«Низложить цареву власть!»

Дружно миру объявили:
«Строй тиранов – не жилец»,
Сверхдержаву развалили,
Царству зла пришел конец.

Царь, отдавший власть без боя
Стал для мертвых и живых
В стане недругов героем,
И врагом среди своих.

Ну, а царские шестерки,
Что лизали зад царю
За продажную душонку
Вновь допущены к рулю.

Что же ждать от них народу
Развращенных и глухих?
Жить, в любви, молиться Богу
Добиваться прав своих.

А в народе неимущем,
Что поверил чудакам,
Мысль была, что будет лучше,
Получилось, как всегда.

В каждой сказке есть начало,
В каждой сказке есть конец,
Кто прочтет её с начала,
Станет мудрым, наконец!

Львов, март 2012 г


  • Новая книга Александра Коновалова

    Голосом Души
  • Талисман Любви, Книга 3

    Талисман любви. Книга третья